RSS

Суд отказался исследовать факты фальсификаций,

оставив в силе пожизненный приговор Алексею Пулялину и Антону Коростелеву

Надежда пожизненно осужденных на Верховный суд РФ не оправдалась. Фото Сергея Сорокина.

Надежда пожизненно осужденных на Верховный суд РФ не оправдалась. Фото Сергея Сорокина.

В минувший понедельник, 26 октября, кассационная инстанция Верховного суда РФ оставила в силе вердикт Верховного суда РК, согласно которому ухтинцы Алексей Пулялин и Антон Коростелев были признаны виновными в поджоге торгового центра «Пассаж», пожар в котором унес жизни 25 человек, и приговорены к пожизненному заключению. Отрицающие свою вину осужденные и их адвокаты обжалуют приговор в надзорной инстанции и в Европейском суде по правам человека.

Как «ЗЖ» уже сообщала, первая попытка рассмотреть кассационную жалобу осужденных 12 октября закончилась ничем: в судебное заседание не явились сказавшиеся больными ухтинские адвокаты Виктор Козлитин и Илья Гурьев и все потерпевшие по уголовному делу, изъявившие желание принять участие в процессе. 26 октября все отсутствовавшие две недели назад, за исключением г-на Гурьева, явились в зал заседаний. А вот состав судебной коллегии поменялся на две трети: из прежней тройки остался только судья-докладчик.

Алексей Пулялин и Антон Коростелев, выражавшие желание участвовать в заседании, в Москву доставлены не были, но в процессе участвовали — путем видеоконференции, находясь за решеткой в специально оборудованном подвальном помещении административного корпуса сыктывкарского СИЗО.

Заседание началось с неожиданного хода, сделанного адвокатами подсудимых. Андрей Суров, представляющий интересы Антона Коростелева, заявил ходатайство об исследовании в суде в порядке части 4 статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РФ протоколов адвокатских опросов бывшего сотрудника управления уголовного розыска МВД РФ по РК Михаила Евсеева и старшего оперуполномоченного Главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу Алексея Корпа (с признательными показаниями о фальсификации основного вещдока по делу — записки Пулялина уголовным авторитетам, в которой он сознается в поджоге «Пассажа»), а также двух статей под названием «Возьмите огонь на себя» опубликованных под рубрикой «Расследования» в «Новой газете» 7 и 9 октября с.г.

- Дополнительно, то, что не вошло в ходатайство. Мы просим допросить в этом судебном заседании Евсеева, который явился и находится в здании суда, — обратился к суду адвокат.

- Для обоснования вашего ходатайства скажите, что из этих доказательств судом первой инстанции исследовано? — спросил председательствующий.

- Из этих? Не исследовался ни один документ, но исследовалась записка Пулялина криминальным авторитетам Тиграну и Юре, которую мы считаем сфальсифицированной.

- То есть ни одно из этих доказательств судом первой инстанции не исследовалось?

- Не исследовалось, потому что они стали известны после постановления приговора — эти факты и обстоятельства.

Посовещавшись несколько минут, судейская коллегия оставила ходатайство защиты без удовлетворения.

Слова попросил другой защитник Антона Коростелева — Руслан Коблев:

- Поскольку в суд явился сам Евсеев, который в ходе предварительного расследования осуществлял функции расследования по данному уголовному делу, участвовал в собирании доказательств и пояснил защите, что он лично является свидетелем фальсификации важнейшего доказательства, то я прошу в судебном заседании, как это прямо предусмотрено законом, а именно частями 4 и 5 статьи 377, допросить его в судебном заседании исключительно о порядке получения доказательств по данному уголовному делу. Евсеев не был допрошен в суде первой инстанции по одной простой причине: о тех событиях, которые он излагает, защите стало известно после вынесения приговора.

- Какая просьба у вас, конкретно? — чего-то недопоняв, спросил председательствующий.

- Допросить его — он явился в судебное заседание.

- Где? Здесь?

- Да. Здесь.

- Помимо того, что он не допрашивался судом первой инстанции?

- Он не допрашивался...

Председательствующий не дал закончить свою мысль адвокату: «На основании какого закона вы предлагаете нам начать все по-новой?»

- Ваша честь, не по-новой, а в подтверждение...

- Вы же прекрасно знаете, что не исследованные в суде первой инстанции доказательства в кассационной инстанции не исследуются. Что мы вам скажем? Не перепишем же закон. Пусть напишут по другому... Ваше ходатайство оставлю без удовлетворения.

В следующие полчаса судья-докладчик зачитал кассационные жалобы и дополнения к ним подсудимых и их защитников. Участники процесса услышали бесконечные ссылки на недостоверные, сделанные под давлением, сфальсифицированные следствием показания свидетелей, на нарушения законодательства следователями по делу в отношении подсудимых и свидетелей, на предвзятость суда, принимавшего доводы обвинения и отметавшего доказательства защиты.  

После того, как чтение было закончено, председательствующий предоставил подсудимым и адвокатам возможность дополнить свои жалобы в судебном заседании.

- У меня есть только дополнить вот что, — обратился к суду в Москве из подвала сыктывкарского СИЗО Антон Коростелев. — Почему при кассационном разбирательстве не может быть рассмотрен вопиющий факт фальсификации записки Пулялина якобы криминальным авторитетам? Я не понимаю этого. Я хочу, чтобы данные доказательства были рассмотрены в ходе кассационного разбирательства, поскольку это является очень важным.

- Пока закон не изменили, давайте исходить из того, что есть, — отверг предложение подсудимого председательствующий.

- У меня только просьба, чтобы приговор отменили и направили уголовное дело на новое судебное разбирательство, чтобы данные вопиющих фальсификаций были рассмотрены уже в новом судебном разбирательстве.

- Уважаемый судья, я поддерживаю в полном объеме как защитников, так и то, что сказал Коростелев, — заявил следом Алексей Пулялин. — Я не совершал это преступление, я прошу, чтобы обвинительный приговор отменили и в новом составе суда рассмотрели те доказательства, которые не смогли либо не захотели предоставить работники прокуратуры. Защитники нашли доказательства, я прошу их рассмотреть.

Андрей Суров счел нужным заявить следующее: «Хочу особо отметить, так как судья-докладчик не упомянул это, что суд первой инстанции при повторном рассмотрении уголовного дела грубо нарушил положения части 6 ст. 388 УПК РФ об обязательности указаний суда кассационной инстанции для рассмотрения уголовного дела. В кассационном определении Верховного суда РФ от 30 октября 2008 г. по настоящему делу имеются указания об исследовании документов, допросе экспертов, назначении повторных или дополнительных экспертиз. Однако эти указания судом первой инстанции не выполнены... Оставив в силе данный приговор, судебная коллегия таким образом даст понять нижестоящим судам, что они в дальнейшем могут не выполнять любые решения Верховного суда. Таким образом, можно будет предоставить нижестоящим судам полную свободу действий. Я считаю, что если бы вышеназванные указания Верховного суда были выполнены, мы бы сейчас здесь не находились...»

- Хотел бы остановиться кратко на показаниях свидетеля Чекалина (Григорий Чекалин, экс-заместитель прокурора Ухты, в Верховном суде РК дал показания о фальсификации материалов уголовного дела по обвинению Пулялина и Коростелева — «ЗЖ»), — продолжил свое выступление адвокат. — Ваша честь, я обращаю внимание на то, что Чекалин мог бы находиться в данном судебном заседании в том числе в форме гособвинителя как зампрокурора Ухты, который непосредственно принимал участие в расследовании данного дела. Вот многим из нас задавали вопрос журналисты: как такое в современной России могло случиться, что человек дал такие показания... Это к тому, что мы сейчас отвергаем само понятие «гражданское мужество». Так вот, я опускаю показания свидетеля Чекалина и обращаю внимание суда: о чем пыталась донести защита своим ходатайством? О том, что, выполняя решения Верховного суда РФ, суд первой инстанции мог бы, по крайней мере, установить Евсеева еще в том судебном заседании. Оперуполномоченный Евсеев сам принимал участие в обнаружении в Москве той записки, которая положена в основу приговора. Он сообщает сегодня защитникам, что он своими руками эту записку передал одному из сотрудников УВД Москвы, тот подтверждает эти показания. То есть эти люди сейчас заявляют открыто о том, что они являются свидетелями, если говорить словами стороны обвинения — соучастниками фальсификации, и при этом мы на полном серьезе сейчас рассуждаем: надо приговор отменять, или не надо. Я прошу суд...

- Пока вы — рассуждаете, — перебила адвоката судья.

- Мы рассуждаем...

- Не обобщайте.

- Вы вкладываете в мои слова то, что хотите услышать, — парировал г-н Суров. — Я не хочу вступать в прения с судом, я просто говорю о том, что нелепее дела за 20 лет моей практики я не видел. Вот о чем я говорю. При живых свидетелях мы можем, конечно, оставить в силе данный приговор, но, я думаю, что ни мораль, ни закон нам этого не позволяют. А использовать горе потерпевших для того, чтобы поиметь на этом какие-то политические дивиденды, я считаю аморальным...

Адвокат Руслан Закалюжный был краток: «Приговор основан на недопустимых доказательствах, на фальсификациях, на нарушениях уголовно-процессуального закона, на неправильном применении уголовного закона, о чем подробно здесь было доложено, докладчиком в том числе... Прошу приговор отменить, дело направить в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе суда со стадии предварительного судебного заседания».

- У меня не вызывает сомнений тот факт, что данное дело является результатом прямых чудовищных фальсификаций, — категорично заявил адвокат Леонид Молчанов. — На протяжении всего процесса, который закончился обвинительным приговором, все доводы стороны защиты разбились на один-единственный довод: у суда такое внутреннее убеждение. Все свидетели, которые давали показания, подтверждающие доводы стороны защиты, а это немаленькое количество свидетелей, все, по мнению суда первой инстанции, ошибаются... То же самое происходит и с мотивами совершения преступления. Корыстный мотив — долговая зависимость — не подтверждается ни единым свидетелем. Ни единым свидетелем не подтверждается факт, что им (подсудимым — «ЗЖ») передавали какие-либо горючие материалы, одежду. Однако суд по внутреннему убеждению приходит к выводам о том, что данные факты являются абсолютно установленными. Причем отметаются те объективные действительные доказательства, которые, в общем-то, имеются в деле...

Потерпевших, пытавшихся изложить суду свою позицию, председательствующий попытался сразу поставить в рамки процедуры:

- Что вы ходите зачитать? Приговор перед нами. Свое согласие с приговором? Не надо ничего зачитывать... Возмущение свое хотите зачитать? Если с приговором согласны — присаживайтесь.

Однако Валентина Стражникова все же вышла за предложенные судом рамки:

- Я хочу дополнить. Сторона адвокатов — кто их оплачивает? И господа адвокаты смеют говорить, что нас вовлекают в какую-то игру. Я потеряла единственную дочь — она умерла у меня на руках. Я хотела сказать — кто такой Чекалин? Это человек Махмудова (Фахрудину и Асрету Махмудовым предъявлено обвинение как заказчикам поджога «Пассажа» — «ЗЖ»). Поэтому ни о каком гражданском мужестве не идет речь. Речь идет об отрабатывании...

- С приговором вы согласны или нет? - перебил г-жу Стражникову председательствующий.

- Конечно, я согласна.

- Приговор Верховного суда РК от 17 июня 2009 г. — законный, обоснованный и справедливый. Оснований для его отмены не имеется, — с таких слов начал свое выступление гособвинитель Юрий Овчинников. — ...Показания Пулялина и Коростелева на следствии об обстоятельствах поджога торгового центра «Пассаж» носили добровольный характер. О добровольном волеизъявлении свидетельствовали результаты просмотренной видеозаписи следственных действий. Коростелев и Пулялин дают показания добровольно, без какого-либо давления на протяжении длительного времени. Показания дают непринужденно, свободно, улыбаются. Свободно ориентируются на месте преступления... Показания свидетеля Чекалина в суде не свидетельствуют о непричастности Пулялина и Коростелева к совершенному преступлению. Суд обоснованно и правильно пришел к выводу о необъективности и несоответствии этих показаний о якобы известных ему фактах фальсификации материалов уголовного дела... В судебном заседании стороной обвинения были представлены исходные доказательства, опровергающие доводы Чекалина, а также доказательства, свидетельствующие о личной заинтересованности... О недостоверности показаний свидетеля Чекалина также свидетельствует и приобщенное к материалам уголовного дела решение следователя по особо важным делам генеральной прокуратуры от 16 января 2008 г. Данным постановлением генпрокуратуры принято решение отказать в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников следственно-оперативной группы за отсутствием события преступления...

Посовещавшись с полчаса, суд вынес решение, которым оставил в силе приговор Верховного суда РК о пожизненном заключении осужденных. Алексей Пулялин и Антон Коростелев заявили о намерении обжаловать его в порядке надзора и в Европейском суде по правам человека.

Сергей Сорокин

Распечатать


Комментарии

Ваше имя:
Электронная почта:
Введите код:
(другая картинка)
captcha
Комментарий:

Kaylana (24.05.2016, 06:52:50)

I really wish there were more arelcits like this on the web. http://piejxic.com [url=http://pxtlqyuea.com]pxtlqyuea[/url] [link=http://bpiprkq.com]bpiprkq[/link]


Cyelii (22.05.2016, 06:01:11)

Well maidmaaca nuts, how about that.


Sagi (21.05.2016, 11:56:50)

BS low - raolantiity high! Really good answer! http://cmstctyigu.com [url=http://tfjhkpdt.com]tfjhkpdt[/url] [link=http://nswdcfehy.com]nswdcfehy[/link]


Constance (21.05.2016, 04:30:21)

Stay with this guys, you're heilnpg a lot of people.


Gracelyn (20.05.2016, 14:44:09)

Yup, that'll do it. You have my apitnciarpoe.


Макар Чудра (05.11.2009, 01:07:41)

Ухта, вы неправильно ставите вопрос. Дело в ведь не в поиске того кто виноват, а наличии виновности. Поймали не виновных и пытаются на них повесить дело. Это уже все поняли. А вот если ваш вопрос оценивать, то получается, что давайте повесим дело на тех, кто попался, потому что истинных поджигателей уже не найдем. А что касается адвокатов - то это вы зря, они сразу про фальсификацию заявили. Нормальные адвокаты, в отличии тех адвокато-путан, которые при милиции и при прокуратуре подъедаются и говорить уже разучились, а только мычат и головой качают.


Ухта (03.11.2009, 21:41:06)

ЗЖ тоже продалась вместе с ментами, которые вели дело, а потом, как адвокатам хорошо денег дали, то вдруг они о фальсификации сразу стали говорить ?
Ну а кто тогда по вашуму ещё мог спалить Пассаж ???


1 (03.11.2009, 13:38:57)

"протоколов адвокатский опросов"
"Михила Евсеева "

Сорокин, научись без опечаток писать! Или выпил опять перед набором статьи? ^_^


Взгляд


Мурзилка

У начальников дележка - заработали немножко на откатах черных бонов. В телевизоре ж Микронов говорит про третий срок: мол, Беспутный дал зарок уж в начлаги не соваться; надо б с ним не соглашаться, хочет-нет - пускай идет.
Смотреть