Зырянская жизнь

Суд решил, что Григорий Чекалин ответит первым

в уголовном порядке

23.03.2010 г.
Григорий Чекалин считает, что представитель управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по РК умышленно затягивает процесс по гражданскому делу, чтобы вывести руководителя управления Николая Басманова из-под ответственности. Фото Сергея Сорокина.

Григорий Чекалин считает, что представитель управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по РК умышленно затягивает процесс по гражданскому делу, чтобы вывести руководителя управления Николая Басманова из-под ответственности. Фото Сергея Сорокина.

На минувшей неделе экс-зампрокурора Ухты Григорий Чекалин поучаствовал сразу в двух процессах, проходивших в Сыктывкарском горсуде. Первый из них, в котором опальный правоохранитель выступает в качестве истца, требуя привлечь к ответственности руководителя Коми республиканского следственного управления Следственного комитета при прокуратуре (КРСУ СКП) РФ Николая Басманова, был приостановлен до вынесения решения по другому делу — уголовному, — где г-н Чекалин проходит в качестве обвиняемого и слушание которого также было отложено, не успев начаться.

Напомним, преследуемый КРСУ СКП РФ в уголовном порядке (обвиняется в совершении преступления по ч.2 ст. 307 УК РФ «Заведомо ложные показания, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления») за публичные заявления о фальсификациях, допущенных сотрудниками правоохранительных органов Коми при расследовании уголовного дела о поджоге торгового центра (ТЦ) «Пассаж», Григорий Чекалин просит суд взыскать с ответчиков 500 тыс. руб. и обязать их опровергнуть утверждения г-на Басманова, опубликованные на информационной ленте «БНКоми» 31 октября и 14 ноября прошлого года, о том, что якобы он, Чекалин, уйдя из прокуратуры, перешел на работу к Фахрудину Махмудову, обвиняемому в настоящее время в организации поджога ТЦ «Пассаж», что это является скрытой формой коррупции, а также, что он якобы скрывается от следствия по возбужденному против него уголовному делу.

На предварительном судебном заседании, состоявшемся 8 февраля, представитель КРСУ СКП РФ Светлана Коровченко заявила, что в части обвинения истца в коррупционности напутало ИА «БНКоми», не совсем точно процитировав слова г-на Басманова, что «переход на работу» к Махмудову надо понимать, как «наличие взаимовыгодных отношений между людьми», а высказывания руководителя КРСУ СКП РФ о том, что г-н Чекалин скрывается от следствия, в полной мере соответствуют действительности. На следующем заседании суда, 11 марта, г-жа Коровченко заявила ходатайство о приостановлении судебного разбирательства до вступления в силу решения суда по уголовному делу в отношении г-на Чекалина на том основании, что «ряд доказательств, на которые мы ссылаемся в поддержку своих требований — в частности, показания свидетелей Рочева, Раджабова, Кирова и пр. — содержатся в материалах уголовного дела». Судья Ольга Нагорнова отложила разбирательство, решив запросить копию обвинительного заключения по уголовному делу в отношении Григория Чекалина, чтобы оценить доводы ответчика по заявленному ходатайству.

Судебное заседание 16 марта началось с того, что судья пересказала некоторые выдержки из изученного ею обвинительного заключения. В частности, г-жа Нагорнова сочла нужным упомянуть о показаниях «свидетеля Рочева, который работал старшим уполномоченным»:

- Он показал, что... в квартире Махмудова изъяли ружье, регистрация которого была просрочена, а также изъяли патроны к нему... Супруга Махмудова в квартиру никого не пускала, она позвонила по телефону Махмудову, через 10 минут к подъезду подошли Махмудов и Чекалин. Как только они подошли, Махмудов стал агрессивно себя вести, выражая недовольство тем, что сотрудники милиции пришли к нему домой. Чекалин в спокойной форме сказал Махмудову, что участковый имеет право прийти к гражданину домой и проверить его сейф (оружейный — «ЗЖ»). Когда Махмудов стал агрессивно себя вести, то в присутствии Кирова и Раджабова (других свидетелей по уголовному делу в отношении Григория Чекалина — «ЗЖ») он сказал, что Чекалин является его юристом, представителем...

Закончив с пересказом, судья попросила представителя ответчика — Светлану Коровченко — сообщить, какие именно из обстоятельств, вменяемых в вину истцу в рамках уголовного дела, могут иметь преюдициальное (обязательное для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по какому-либо другому делу — «ЗЖ») значение для разрешения рассматриваемого гражданского спора.

Перечислив не менее дюжины фамилий свидетелей, допросы которых, по ее словам, подтверждают достоверность опубликованных на ленте «БНКоми» заявлений руководителя КРСУ СКП РФ, г-жа Коровченко сочла нужным пояснить:

- Некоторые их этих свидетелей свидетельствуют о том, что г-на Чекалина несколько раз видели в компании Махмудовых, в том числе в развлекательных заведениях Ухты, где он сам непосредственно не расплачивался за, скажем так, проведенное время, и вместо него расплачивались как раз Махмудовы...

Вдобавок представитель ответчика сослалась на уже озвученную судьей историю с изъятием ружья у Фахрудина Махмудова.

- Вы полагаете, что эти обстоятельства могут быть установлены при рассмотрении уголовного дела? — спросила Ольга Нагорнова.

- Да. Оценка этим доказательствам, мы считаем, должна быть дана в рамках уголовного дела. Кроме того, мы ссылаемся на договор аренды, который был заключен между Чекалиным и Махмудовым, согласно которому в месяц за аренду помещения в здании автовокзала площадью около 40 кв. м. была предусмотрена арендная плата в размере 2 тыс. руб., что гораздо меньше, чем для других арендаторов...

Григорий Чекалин спросил у Светланы Коровченко:

- Скажите, пожалуйста, что мешает обеспечить явку свидетелей в настоящее судебное заседание?

- Дело в том, что эти свидетели давали показания в рамках уголовного дела. Протоколы этих допросов имеются в материалах уголовного дела, и оценка, мы считаем, должна быть дана в рамках уголовного процесса, который с завтрашнего дня начинается в Сыктывкарском суде.

- Так вы мне не ответили, что мешает пригласить их сюда, чтобы они дали показания суду относительно доводов Басманова?

- Это вопрос скорее не ко мне, а к суду...

- Нет, вы мне, пожалуйста, скажите, что вам мешает обеспечить свою процессуальную обязанность доказать достоверность изложенных Басмановым...

«Подождите, остановитесь, пожалуйста, — перебила г-на Чекалина судья и обратилась к г-же Коровченко. — Насколько я поняла из вашего ответа, вы считаете, что с учетом того, что свидетели давали показания в рамках уголовного дела, то, если не будет инициативы суда, вы не считаете необходимым допрашивать их повторно в рамках настоящего дела. Правильно я поняла вас?

- Да, правильно.

Выступивший следом Григорий Чекалин, в частности, сказал следующее:

- В рамках уголовного дела мне предъявлено обвинение в даче ложных показаний по уголовному делу в отношении Пулялина и Коростелева. Мотивом совершения мной преступления якобы являются мои дружеские отношения с Махмудовым, что повлияло на мою личную заинтересованность в исходе дела. Однако ни о каких взаимовыгодных, служебных или трудовых взаимоотношениях с Махмудовым в уголовном деле речи не идет... Обвинение в этой части мне не предъявлялось. Из этого следует, что уголовное дело в отношении меня никак не связано с моими исковыми требованиями к ответчику... Г-н Басманов в своих высказываниях, которые мы сейчас оспариваем и о которых я говорю, что они недостоверны и порочат мои честь и достоинство, говорит о том, что я перешел на службу, получал зарплату, обвиняет меня в скрытой коррупции и в том, что я скрывался от следствия. Так каким образом тогда уголовное дело в отношении меня, в котором будут устанавливаться — еще раз подчеркну — дружеские отношения, может повлиять на рассматриваемое в данном случае гражданское дело? Оценивая ход процесса,.. можно сделать только один вывод: действия ответчика — следственного комитета — направлено на затягивание процесса, поскольку удовлетворение моих исковых требований повлечет за собой привлечение Басманова к уголовной ответственности за клевету...

«Скажите, пожалуйста, а вы расцениваете представительство по оказанию юридических услуг, заключение договора аренды как дружеские отношения? Без каких-либо признаков получения вами за это денежного вознаграждения? — спросила у г-на Чекалина судья. — В обвинительном заключении эти факты присутствуют, они вменяются вам в вину...

- Давайте разберемся с договором аренды... Я являюсь директором ООО «Правеж». Решение о заключении договора аренды с Махмудовым принимал не я — я как директор подписал его от имени ООО, в котором есть другие учредители.

- Вы начинаете давать оценку доказательствам, — попыталась призвать г-на Чекалина к процессуальному порядку судья.

- Я не даю оценку доказательствам...

- Григорий Александрович, послушайте меня... Представленное мне обвинительное заключение не соответствует вашим доводам. Изложенные в нем факты со ссылкой на показания свидетелей и, в том числе, на изъятые документы, протоколы осмотра изъятых документов свидетельствует как раз о том, что вам вменяется в вину и наличие взаимовыгодных отношений с Махмудовым, получение вами каких-то доходов от этих отношений.

- Ваша честь, вы немножко путаете, — ответствовал г-н Чекалин. — Откройте, пожалуйста, обвинение. Давайте не будем говорить о том, что есть в уголовном деле. Там могли расследовать убийство Билла Клинтона. Я вам скажу как человек, который занимался уголовным процессом и который в этом немножко понимает... Вот если бы в этом абзаце, я вам сейчас его зачитаю: «В связи с тем, что Чекалин находился в дружеских отношениях с Махмудовым...» Понимаете? Если бы мне вменяли, что я находился во взаимовыгодных отношениях, дал показания в суде о невиновности Коростелева и Пулялина в угоду Махмудовым из иных взаимовыгодных отношений — получения материальных выгод или еще чего-то — это было бы написано здесь. Поймите, суд при рассмотрении уголовного дела в отношении меня по существу не имеет права выходить за рамки предъявленного мне обвинения и устанавливать другие обстоятельства.

- Все понятно, — вставила реплику Ольга Нагорнова, но оказалось, что Григорий Чекалин еще не закончил.

- Следующий вопрос — относительно оказания юридических услуг. Вот у меня здесь есть протоколы допросов этих Рочева, Раджабова... Само обвинительное заключение не является процессуальным документом в той части, которая наделяет его силой доказательства. Если уважаемый Следственный комитет ссылается на показания конкретных свидетелей, он должен предоставить протоколы допросов этих свидетелей, и ничего другого. А здесь идет перечень доказательств, который перенесен сюда, в обвинительное заключение, неточно, поскольку вы видите, что по поводу некоторых показаний пишут: подтвердил то-то и то-то. Но это же не копия протокола. Тот же Рочев не говорит о том, что я являлся представителем Махмудова. Я туда приехал как его друг, как человек, которого он попросил. «Слушай, у меня изымают оружие, давай, съездим»... Ни о каких взаимовыгодных отношениях здесь не может быть и речи... Те лица, которые допрошены следователем, — я не беру сейчас работников милиции — работники сферы общепита, которые говорят о том, что где-то мы рассчитывались, сидели вместе в одних компаниях... Да я обеспечу их явку... Они придут сюда, и мы зададим им все вместе вопросы, потому что я не вижу никаких препятствий. А приговор в отношении меня — если он состоится, и во что я лично не верю — не будет иметь преюдициального значения, поскольку за рамки предъявленного мне обвинения суд выйти не вправе...

Выступивший следом представитель истца Леонид Молчанов развил тему преюдиции:

- Что касается приговора суда по уголовному делу, то он может иметь преюдицию для гражданского законодательства — я рассказываю здесь прописные истины — только в части события, совершенного деяния, а Чекалин обвиняется в даче ложных показаний. Была дача или не была — только в этой части приговор может быть преюдицией для гражданского процесса. В части мотивов никаким образом он не может являться преюдицией. Соответственно, здесь нет никакой связи, что бы там ни решил суд и какие бы мотивы он не вменил Чекалину...

Выслушав стороны, судья Ольга Нагорнова вынесла определение о приостановлении производства по делу до разрешения уголовного дела по обвинению Григория Чекалина, оспоренное последним на следующий день в Верховном суде РК.

На следующий же день, 17 марта, Григорий Чекалин вновь предстал перед судом — на этот раз в качестве обвиняемого. Однако заседание закончилось, не успев начаться. Адвокат Григорий Бураков заявил ходатайство о передаче дела по территориальной подсудности в Ухтинской горсуд, мотивировав его тем, что большинство свидетелей по делу — 23 из 25 — проживают в Ухте, а кроме того, деяние, которое инкриминируется его подзащитному, произошло в том же городе.

Суд, посовещавшись на месте, ходатайство удовлетворил, отложив судебное слушание до разрешения заявления защиты Верховным судом РК.

Сергей Сорокин