Зырянская жизнь

Семенов попытался остановить Бормана

и был избит сыктывкарской милицией

23.03.2010 г.
Для Алексея Семенова попытка урезонить провокактора закончилась задержанием. Фото Михаила Чухломина.

Для Алексея Семенова попытка урезонить провокактора закончилась задержанием. Фото Михаила Чухломина.

Как и опасались организаторы митинга объединенной оппозиции, состоявшегося в минувшую субботу, 20 марта, в Сыктывкаре, без провокаций на их мероприятии не обошлось. Местным националистам, явившимся на Троицкую площадь с явной целью сорвать митинг, пособили двое граждан с мегафонами, пытавшихся заглушить выступления ораторов. Отсутствие какой-либо реакции на происходящее со стороны милиции побудило вмешаться в ситуацию одного из организаторов акции, члена политсовета регионального отделения движения «Солидарность» Алексея Семенова. Его попытка урезонить одного из провокаторов закончилась плохо для него самого — г-на Семенова правоохранители затолкали в милицейскую «буханку», где поколотили и, оформив на него протокол об административном нарушении по статье «мелкое хулиганство», в тот же день свезли в Зеленецкий судебный участок к мировому судье Елене Микитейчук, которая 5 апреля намерена разобраться в том, что произошло. Между тем Алексей Семенов в результате действий милиции получил сотрясение мозга и ночь с 20 на 21 марта провел в нейрохирургическом отделении Эжвинской больницы. Корреспондент «ЗЖ» побеседовал с г-ном Семеновым по телефону сразу после его госпитализации.

- Алексей, как тебя задержали?

- Я сказал свое слово на митинге, спустился со снежной трибуны и стал раздавать подписные листы с требованием к властям о выплате пособий родителям, которые не могут устроить детей в детские сады. Проходил мимо национал-патриотов, а там мужик что-то начал в мегафон выкрикивать, позорить очередного выступающего. Я смотрю – милиция не идет, не прекращает это безобразие. Подошел к этому человеку и попросил: «Кончай нарушать, это наш митинг». А тот продолжает что-то нести. Ну, я потянул за ремешок его мегафона. Он с матами на меня. Тут менты подошли, наконец, — развели нас в разные стороны. А он продолжает в свой мегафон кричать, и никто ему не мешает. Я опять к нему, и тут какой-то лысый мужик указал на меня милиции. Потащили. Я пытался втолковать, что я один из организаторов разрешенного мероприятия, но бесполезно... Притащили к «буханке». Туда же сопроводили мужика с мегафоном, который запротестовал: «Я в одну машину с этим лузером не сяду!.. Революцию захотел? Вот тебе революция — получи!..» Стали меня туда запихивать. Я уперся ногами, и они ничего не могут сделать. Бить нельзя – вокруг фотокорреспонденты… Тогда меня развернули спиной и затащили в «буханку»… Затолкали, двери закрыли, ударили в челюсть и живот… Вырвали из рук телефон, в паспорте деньги увидели: «А-а! Это тебе, сука, заплатили?! Что-то маловато!..» Попросил вызвать врача — возмутились: «Врача ему еще, понаехали тут…» Повезли в ментовку (в городское УВД — «ЗЖ»). Там уже сидел этот мужик с мегафоном — как выяснилось, по фамилии Борман. Пока его не увели для дачи показаний, грозил: «Да я тебя буду гонять по всему Сыктывкару!..»

- Протокол составили? Что вменили?

- Первоначально хотели две статьи вменить – хулиганство и неповиновение сотрудникам правоохранительных органов. Оставили только хулиганство — якобы кричал, нецензурно бранился, приставал к гражданам. Приложена объяснительная Бормана. Мол, он узнал, что проводится митинг, приехал с мегафоном такого-то цвета такой-то марки, знал, что надо подавать заявку на выступление, но не стал этого делать – просто решил высказать свою позицию по отношению к «левым уродам». Написал, что 10 минут орал в свой мегафон. Тем самым, в общем, подтвердив, что менты не работали, не выполнили свою задачу по обеспечению порядка на мероприятии.

- Как в больницу попал? Так сильно избили?

- Из ментовки меня сразу повезли в суд в той же «буханке», затолкав в «собачатник», хотя просил: посадите меня вперед, у вас там три места отапливаемых. Мне ответили, что административно задержанных они возят только в «собачатнике». А там держаться не за что, водитель очень резко вел машину, и я башкой ударился при торможении… После суда, который назначил рассмотрение моего дела на 5 апреля, поехал с Александром Борисовичем (юрист, член правления Коми правозащитной комиссии «Мемориал» Александр Островский — «ЗЖ») в травмпункт, где установили, что у меня закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга. В итоге привезли сюда, в нейрохирургию Эжвинской больницы... Тут рядом мужик лежит, наверное, в белой горячке, избитый весь, его тут переворачивают, я ушел, чтобы не видеть. Весь перевязанный: дайте нож, говорит. Другой сосед тоже весь избитый в хлам.

- Будешь обжаловать действия милиции?

- Конечно. В том числе запрещенную судом перевозку в «собачатнике». А насчет хулиганства — никакой доказательной базы против меня нет. Я ходатайствовал в суде приобщить имеющуюся видео-съемку моего задержания. Там все понятно...

Беседовал Андрей Влизков