Зырянская жизнь

Андрей Суров: «Только не живший в России не поймет, что произошло в колонии»

28.02.2010 г.
Антон Коростелев (справа) и Алексей Пулялин предупреждали своих защитников, что, попав под «пресс», могут отказаться от их услуг. Фото Сергея Сорокина.

Антон Коростелев (справа) и Алексей Пулялин предупреждали своих защитников, что, попав под «пресс», могут отказаться от их услуг. Фото Сергея Сорокина.

В минувшую пятницу, 26 февраля, председатель общественного совета при ГУФСИН по Свердловской области Шлема Спектор заверил корреспондента «ЗЖ» в том, что в ближайшие дни члены совета попытаются выяснить состояние здоровья и условия содержания заключенных исправительной колонии-56 Антона Коростелева и Алексея Пулялина, отбывающих там пожизненное наказание по приговору Верховного суда РК. Ранее в интервью «ЗЖ» защитник Пулялина Виктор Козлитин сообщил о странных обстоятельствах, при которых он получил заявление своего подзащитного об отказе от услуг адвокатов, и высказал мнение, что «ребят «сломали» побывавшие в колонии правоохранители из Коми. Вчера корреспондент «ЗЖ» побеседовал с защитником Коростелева московским адвокатом Андреем Суровым.

- Ваш подзащитный тоже отказался от услуг адвокатов?

- У меня такой информации нет.

- На сайте Коми регионального управления Следственного комитета при прокуратуре РФ опубликована информация о том, что Пулялин и Коростелев заявили о желании сотрудничать со следствием по изобличению заказчиков и организаторов поджога и отказались от услуг своих адвокатов...

- Я считаю, что отказ от адвоката только тогда заявлен, когда он заявлен в присутствии самого адвоката. А пока этого нет, то я выполняю поручение на защиту. Следователи РК могут все что угодно писать. С нами никто соглашения не расторг и не заявил нам, что называется, глаза в глаза, что отказывается от наших услуг.

- Если следователь вынесет постановление об отводе вас в качестве адвоката, то как вы будете это расценивать?

- Никак, пока мой подзащитный в моем присутствии в письменном виде не заявит, что он добровольно отказывается от моих услуг.

- Со своей стороны как-то пытались разрешить эту неопределенную ситуацию?

- Да, мы направили письма своим подзащитным и письма в адрес руководства колонии, где они отбывают наказания. Подзащитным — с информацией о том, что у нас запланирована поездка к ним с целью согласования позиций по дальнейшему обжалованию приговора, а к руководству колонии — с просьбой сообщить, когда наши подзащитные будут готовы с нами встретиться. Эти письма получены в колонии 17 февраля, по данным почты. Ответа до сих пор нет.

- Защитник Алексея Пулялина Виктор Козлитин заявил «ЗЖ» о том, что опасается за жизнь и здоровье своего подзащитного Антона Коростелева.

- У меня такие же опасения. Что там греха таить, только не живший в России человек не поймет, что произошло в колонии.

- То есть у вас есть вполне определенное мнение о том, что там произошло?

- Да. Кстати, когда мы принимали поручение на защиту Коростелева и Пулялина в суде кассационной инстанции, уже тогда подзащитные предупреждали нас, что они не могут гарантировать того, что не откажутся от нас впоследствии, если их начнут, по их же словам, прессовать. И когда теперь они, находящиеся в разных камерах, вдруг в один день якобы заявляют отказ от защитников, то сразу вспоминается то их предупреждение.

- Жалобы на приговор в надзорную инстанцию и Европейский суд по правам человека будут отправлены?

- Они однозначно будут отправлены, потому что, кроме воли доверителя, деятельность адвоката определяется еще и законом, который превыше всего. А в законе говорится, что адвокат не связан волей доверителя в том случае, если он уверен в самооговоре своего доверителя. Здесь — тот самый случай. У нас задержка сейчас только в одном — в невозможности окончательно согласовать некоторые позиции по жалобам с подзащитными.

Беседовал Сергей Сорокин