Зырянская жизнь

10-летний Вадим Иванов не хочет жить в интернате,

но не имеет права жить с матерью

28.02.2010 г.
Посредником в разрешении конфликта между интернатом и матерью Вадима пытается стать общественный уполномоченный по делам ребенка в РК Юлия Посевкина. Фото Андрея Влизкова.

Посредником в разрешении конфликта между интернатом и матерью Вадима пытается стать общественный уполномоченный по делам ребенка в РК Юлия Посевкина. Фото Андрея Влизкова.

На минувшей неделе в ситуации, связанной со скандалом насчет сомнительных методов воспитания в сыктывкарской школе-интернате имени Александра Католикова, оказалась задействована милиция. 10-летнего воспитанника учреждения Вадима Иванова, чьи откровения о жестоком обращении с детьми со стороны персонала были озвучены местными правозащитниками, в прошлую среду, 24 февраля, милиционеры забрали от матери, к которой он сбежал, и в принудительном порядке доставили в интернат.

О безобразиях в школе-интернате стало известно на пресс-конференции 17 февраля, состоявшейся в офисе Коми правозащитной комиссии «Мемориал». Руководитель Коми республиканской общественной организации родителей (КРООР) детей с особенностями развития «Особое детство», общественный уполномоченный по правам ребенка в РК Юлия Посевкина, к которой обратилась за помощью мама Вадима Иванова, предъявила журналистам аудиозапись своего разговора с мальчиком. Тот рассказал правозащитнице об издевательствах и побоях, которым он и другие воспитанники интерната подвергались со стороны отдельных работников учреждения. Кроме прочего, Вадим пожаловался на то, что «за плохое поведение» его помещали в психиатрическую больницу, где в качестве «успокоительного» средства кололи аминазин (нейролептик, от применения которого в европейских странах с середины 90-х годов прошлого века отказались ввиду его высокой нейротоксичности и огромного числа побочных эффектов — «ЗЖ»).

Упомянутая аудиозапись была сделана в конце января с.г. Тогда же г-жа Посевкина направила соответствующие жалобы в городскую прокуратуру, следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по РК, уполномоченному по правам человека в Республике Коми Людмиле Завьяловой и уполномоченному по правам ребенка при президенте РФ Павлу Астахову.

Руководство школы-интерната, в свою очередь, организовало ответную пресс-конференцию, в ходе которой директор учреждения Иван Панюков естественным образом отрицал все сказанное Вадимом Ивановым, объясняя его поведение желанием надавить на мать, чтобы та забрала его к себе. У матери мальчика, Елены Ивановой, между тем нет законных оснований на то, чтобы сын находился с ней — в 2003 году как страдающая алкоголизмом она была лишена родительских прав, восстановления которых в настоящее время добивается.

В прошлую среду, 24 февраля, произошло резкое обострение конфликтной ситуации. Из интерната в средства массовой информации и лично Юлии Посевкиной было направлено открытое письмо, в котором гневно отвергаются претензии в адрес сотрудников учреждения и сообщается о намерении «привлечь к уголовной ответственности за клевету лиц, причастных к этому делу». А вечером Вадима Иванова, с января живущего у матери, излечившейся от алкоголизма, и объявленного в розыск с подачи руководства интерната, милиция силком доставила в детдом.

Как рассказала корреспонденту «ЗЖ» Юлия Посевкина, по звонку Елены Ивановой приехавшая в интернат для контроля за ситуацией, мальчика какое-то время о чем-то расспрашивали, а затем, поскольку тот упорно не желал оставаться в детдоме, «поступили гуманно», отпустив с матерью домой. Правозащитница между тем в тот же вечер направилась в сыктывкарское УВД и написала жалобу, смысл которой сводится к тому, что милиция не должна была доставлять мальчика в учреждение, на которое он пожаловался. Примечательно, что в субботу, 27 февраля, несмотря на официальное приглашение явиться для объяснений по существу поданной жалобы, г-жу Посевкину в управлении милиции не приняли — поскольку она не смогла документально подтвердить свои полномочия на отстаивание интересов Вадима Иванова.

О своих дальнейших действиях Юлия Посевкина в разговоре с корреспондентом «ЗЖ» умолчала, не желая раскрывать карты перед противной стороной.

Андрей Влизков